ГБУ "Республиканский Онкологический Диспансер"

Чеченская Республика, г.Грозный

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ГАРАНТИИ БЕСПЛАТНОГО ОКАЗАНИЯ ГРАЖДАНАМ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ

ПАМЯТКА ДЛЯ ГРАЖДАН О ГАРАНТИЯХ БЕСПЛАТНОГО ОКАЗАНИЯ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ

Роспотребнадзор

Росздравнадзор

ТФОМС ЧР

Макс-М

Новости онкологии

 
09 сентября 2015 г.
Михаил Давыдов: «Когда спешка уместна»

Когда спешка уместна

Цена запоздалых решений в онкологической службе России - тысячи жизней ежегодно 

  

 На сайте Минздрава РФ опубликован «Доклад о состоянии здоровья населения и организации здравоохранения по итогам деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации за 2014 год». Уже из названия следует, что во всех негативных показателях и тенденциях, отражающих состояние здоровья населения страны, виноваты региональные власти. А головное ведомство отрасли всего лишь констатирует факты… Что ж, оно и понятно: управленческая вертикаль давно разрушена.           

 Вот лишь несколько данных из министерского доклада по теме «онкология». Показатель смертности от новообразований по итогам 2014 года составил 15,3 % или 201 случай на 100 тыс. населения. Снижение на 0,2 %. В то же  время показатель первичной онкозаболеваемости достиг 387 на 100 тыс. населения, рост на 3,7 %. В 2014 году в I-II стадиях заболевания диагностированы лишь 43 с небольшим процента злокачественных новообразований, остальные - в запущенных стадиях. А 21% опухолей выявлены уже при наличии отдаленных метастазов.

 Аналитики министерства обусловливают такую картину целым рядом причин: неправильный образ жизни и поведение россиян, сопряженные с факторами риска развития онкозаболеваний, а также постарение населения страны и позднее обращение за медицинской помощью. Что касается роли собственно региональных систем здравоохранения, сказано об «отсутствии преемственности и других дефектах в оказании медицинской помощи онкологическим больным».

Именно об этом - дефектах, проблемах, а также о модели правильной организации оказания онкологической помощи в пределах одного региона и в масштабах станы в целом - в интервью «Медицинской газете» рассказал главный внештатный онколог Минздрава РФ, директор Российского онкологического научного центра им. Н.Н.Блохина, академик РАН Михаил Давыдов.                                                                

 - Михаил Иванович, есть регионы, где повышают онконастороженность врачей первичного звена с помощью материальных стимулов. Выявил у пациента опухоль на ранней стадии - получаешь надбавку к зарплате. А в докладе Минздрава РФ говорится, что особое внимание выявлению рака должно уделяться в ходе диспансеризации, это, якобы, может обеспечить снижение смертности от злокачественных новообразований на 30%. Считаете ли Вы такие подходы оправданными?

 - В наибольшей степени выявляемость злокачественных опухолей зависит не от онконастороженности участкового терапевта и не от объёмов проведённой диспансеризации. Она зависит от организации и правильного выполнения скрининговых программ. Когда человек сам обращается к врачу с жалобами, и у него обнаруживается опухоль, или когда новообразование выявляется во время профосмотра, это всегда уже выраженная форма болезни. А наша сверхзадача - активно обследовать людей определенных возрастных категорий, а также тех, кто имеет профессиональные, наследственные или иные риски развития онкозаболеваний, чтобы выявить не просто ранние и бессимптомные, а доклинические формы рака, и своевременно начать лечить.

 Давно сформированы и обоснованы скрининговые программы для разных видов онкопатологии: для рака легкого - одна, для рака толстой кишки - другая, для рака молочной железы, рака матки, рака желудка и так далее - свои. Данная задача не для первичного звена здравоохранения, а для противораковой службы. Но реализация таких программ требует серьезного финансирования.  

 - Наверное, потому у скринингов есть противники, которые считают их необоснованной тратой денег. Дескать, потратим миллионы рублей, обследуем тысячи человек, а найдем предраки у десятка.  

 - Весь мир уже доказал обоснованность таких программ. Онкологический скрининг всегда обходится дешевле, чем лечение пациентов с тяжелыми формами болезни. Идёт дискуссия только в разделе рака предстательной железы, потому что тотальный скрининг выявил много ложноположительных случаев, и к пациентам были применены не всегда обоснованные радикальные методы лечения. Это привело к тяжелым осложнениям, таким как импотенция, недержание мочи. Качество жизни мужчин упало, и возник вопрос, зачем это делать, если на уровне онкологической смертности такой подход положительно не отражается? Но в отношении целесообразности всех прочих скринингов сомнений нет.  

 В России до сих пор нет ни одной государственной программы ракового скрининга. Есть только региональные, и то в единицах территорий. В частности, в Татарстане недавно реализовали такую программу по раку молочной железы и получили впечатляющие результаты.

 У нас очень сложная ситуация в онкологии. Известно, что в России от рака ежегодно погибает триста тысяч человек, из них 27% умирают в течение первого года после выявления опухоли. Показатель запущенности - вот самая главная проблема, именно здесь мы должны сработать эффективно. А это требует очень активного выявления «завтрашних» больных среди здоровой популяции.

- Существуют ли разработанные в РОНЦ или в Минздраве РФ алгоритмы организации онкологической помощи в регионах с учётом климато-географических особенностей, численности населения и т.д.? Либо каждая территория вольна выстраивать свою структуру  онкологической службы? Можно ли назвать регионы, где такая структура правильная, эффективно работающая?

 - По большому счёту, единой федеральной противораковой службы в России нет. В советское время она была: в структуре Министерства здравоохранения существовал департамент онкологической помощи, который курировал все регионы страны, занимался вопросами организации онкослужбы в территориях и следил за результатами её работы.

 Сегодня субъекты РФ в значительной мере работают в автономном режиме. Роль организаторов и координаторов онкологической помощи населению выполняют региональные онкодиспансеры. В сферу их компетенции входит  первичное выявление опухолей, сопровождение пациента до уровня оказания специализированной онкологической помощи, а также мониторинг больного до последнего дня его жизни, если болезнь прогрессирует. Также в задачи диспансеров должно входить проведение скринингов. Другое дело, что им не хватает мощности и средств на эти научные исследования.   

 Хочу отметить, что в регионах есть целый ряд очень сильных учреждений онкологического профиля. Как образец системы, где применяются передовые технологии, в том числе организационные, и проводятся скрининговые программы, могу привести онкологическую службу Татарстана. Там выстроена чёткая иерархия между республиканским, областными и районными звеньями онкослужбы, определены этапность и уровни оказания помощи, есть преемственность между разными уровнями.

 Очень хороший онкодиспансер в Иркутской области, там сильный, энергичный главный врач Виктория Владимировна Дворниченко. Единственная проблема региональной онкослужбы Приангарья - не хватает средств для организации хорошего радиологического отделения.  

 В то же время есть территории неблагополучные. Например, Якутия, где, можно сказать, вообще нет онкологической службы и даже диспансера. Четвёртый год ведём переговоры на эту тему, и никаких движений.

 Сегодня онкологическая служба России очень разношерстная. В зависимости от технической мощности и кадрового обеспечения диспансеры представляют собой разновеликие учреждения.

 - От чего это зависит? От внимания местных властей? От того, есть ли настоящий лидер в онкослужбе?

 - От многих факторов. Решение большинства вопросов в здравоохранении оказалось в компетенции местных органов власти, коль скоро принят закон о разграничении полномочий между центром и регионами. И напрямую региональные специализированные учреждения федеральным учреждениям не подчиняются, как в далёкие времена, когда был головной профильный медицинский центр и под ним - все остальные.

 Возможно, в связи с решением Президента о создании в России четырёх национальных научно-практических центров, в том числе онкологического, мы получим полномочия контролировать работу региональных учреждений. Речь идёт о методологической помощи, контроле качества, реализации образовательных программ, подготовке кадров, мониторинге ситуации с заболеваемостью и смертностью на местах.

- Сегодня операции при опухолях головного мозга, пищевода, почки, кишечника выполняются практически во всех многопрофильных стационарах. Одно время в нашей стране было запрещено оказывать онкохирургическую помощь в лечебных учреждениях неонкологического профиля, но данный регламент продержался недолго. Ваше отношение к этому?

 - Я к этому отношусь плохо. Учреждение, которое берётся за лечение онкобольного, должно иметь возможности для оказания всех видов онкологической помощи - и хирургию, и собственную радиологию, и собственную химиотерапию, потому что в 90% случаев такие пациенты нуждаются в комплексном лечении. А коль скоро стационары общелечебной сети таких возможностей не имеют, оказывать помощь онкологическому больному должны профессионалы.

 Если выполняется операция при раке, она должна быть безупречной, а мы сегодня, к сожалению, завалены рецидивами после нерадикальных вмешательств. Оказание помощи онкологическим больным вне специализированного учреждения допустимо только в экстренных случаях: кишечная непроходимость, кровотечение, разрыв органов, то есть тогда, когда речь идёт о спасении жизни человека. И даже в этих ситуациях надо выполнить  экстренную операцию и передать больного онкологам. Онкохирургия – это совершенно другая хирургия и по идеологии, и по технологии. Я не говорю, что этому нельзя научиться. Но надо сначала научиться, а потом пытаться делать.  

 - Кадровая проблема в онкологии существует?

 - В Москве дефицита кадров в онкослужбе нет, а в регионах существует: по нашим подсчетам, примерно 3,5 тысячи специалистов. Многие врачи совмещают работу онколога, будучи терапевтами, хирургами.

 В сельском здравоохранении вообще нет онкологов. А он должен быть в каждой ЦРБ. Ему не нужно выполнять сложные онкологические операции. Но больные, которые уже прошли специализированное лечение и прибыли к себе домой, должны находиться под курацией районного онколога, который будет контролировать правильность выполнения ими лечебных процедур. Именно этот врач призван наладить организацию оказания онкологической помощи в своем районе.

 Хочу ещё раз подчеркнуть: чтобы получить существенные результаты по снижению онкологической смертности в стране, есть только один путь - прогнозирование болезни и ранняя, опережающая диагностика. Нужно в каждом субъекте Федерации создавать структуры, которые будут заниматься реализацией онкологических скринингов - отделы организации неинфекционных онкологических программ, где будут определять те локализации опухолей, которые вызывают наибольшее количество смертей, и группы населения, которые должны пройти скрининговые обследования. 

Главному внештатному онкологу Минздрава России бороться в одиночку со злокачественными новообразованиями в масштабах страны - то же самое, что бороться с незаконным оборотом наркотиков силами одного главного внештатного нарколога.

 Однако мы упираемся в вопросы вертикали власти, бюджета и ответственности. Проблема здравоохранения нашей страны в том, что идеология его, с моей точки зрения, не та, какой должна быть: в настоящее время ответственность за деятельность и финансирование медицинской отрасли перенесена на регионы. А должно быть так же, как в Минобороны. Мы же не возлагаем ответственность за боеспособность воинских частей на губернаторов тех регионов, где эти части дислоцированы. Потому что есть доктрина министерства обороны, есть бюджет министерства обороны, и есть чёткая иерархия подчинения. Аналогичный подход необходим в здравоохранении, поскольку это тоже компонент государственной безопасности.

С интервью также можно ознакомиться на сайте издания по ссылке.


Количество просмотров: Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!


Вернуться в раздел Новости онкологии

Мы в Инстаграм

Instagram

Новое на сайте

03.10.18 Новости диспансера: Марета Магомадова назначена на должность заместителя главного врача Онкодиспансера по лечебной части

03.10.18 Новости диспансера: Марина Товгереева назначена на должность главного врача Онкодиспансера

02.10.18 Анонс мероприятий: Межрегиональная научно-практическая конференция «Современная онкология. Новые ответы на старые вопросы».

02.10.18 Новости диспансера: Анонс мероприятий: Межрегиональная научно-практическая конференция «Современная онкология. Новые ответы на старые вопросы».

24.09.18 Вакансии: ТРЕБУЮТСЯ

11.09.18 Документы: Памятка для граждан о гарантиях бесплатного оказания медицинской помощи

28.08.18 Вакансии: ТРЕБУЮТСЯ

13.08.18 Новости диспансера: Заведующая химиотерапевтическим отделением №1 Республиканского Онкодиспансера Хеди Мусаева приняла участие в работе IV Петербургского международного онкологического форума «Белые ночи 2018»

Посмотреть все

Контакты

8(8712)22-63-83
gburod@bk.ru

Россия, г. Грозный, ул. Леонова, 81
Открыть контакты